Масштаб:      

Принудительный труд в Узбекистане: к началу сбора нового урожая хлопка

16.09.2016
Фото: Fergana News, 2 сентября 2015 года. http://www.fergananews.com/news/23864
Принудительный труд, несмотря на усилия правозащитников и профсоюзов, остается широко распространенным явлением во многих странах мира. Уже много лет использование принудительного труда является неотъемлемой частью сельскохозяйственного сектора Узбекистана — одного из ведущих мировых производителей хлопка.

Отсутствие в Узбекистане независимых профсоюзов и права рабочих на их создание серьезно усугубляет ситуацию. Новые власти страны могут это изменить, проведя ратификацию Конвенции МОТ № 87 о свободе объединения. Ее реализация позволит создать современный, демократический механизм регулирования трудовых отношений, избавит миллионы людей в стране от принудительных отработок, а миллионы потребителей за рубежом  от беспокойства о том из хлопка какой страны пошита их одежда.

В связи с началом нового сезона сбора урожая хлопка эксперты Центра защиты профсоюзных прав подготовили обзор ситуации с использованием принудительного труда взрослых и детей на хлопковых полях Узбекистана.

Центр защиты профсоюзных прав считает своим долгом привлечь внимание общественности к этой важнейшей проблеме, продолжающей оставаться реальностью в 21-м веке. Мы убеждены, что такие явления как принудительный и детский труд должны быть полностью искоренены, и приложим к этому все свои усилия. Центр защиты профсоюзных прав призывает власти Узбекистана положить конец принудительному труду, а также ратифицировать Конвенцию МОТ № 87, открыв возможности для возникновения в стране независимого профсоюзного движения.

— Валентин Урусов, директор Центра защиты профсоюзных прав


Узбекистан — государство в Центральной Азии с древней и яркой историей. Государство, в котором на протяжении всех лет независимости после 1991 года сохраняется жестокий авторитарный режим. Государство, использующее принудительный труд своих граждан при сборе хлопка — основы сельского хозяйства страны и одной из ключевых статей экспорта. Использование принудительного труда в сельском хозяйстве Узбекистана регулярно на протяжении многих лет фиксируют правозащитники, которые, вопреки жестокому противодействию властей, стремятся донести эту информацию до широкой, в том числе международной, общественности.

Независимый мониторинг принудительного труда
Среди организаций, занимающихся мониторингом проблем принудительного труда, стоит отметить — Правозащитный альянс Узбекистана (ПАУ), Общество прав человека Узбекистана, Узбекско-германский форум по правам человека (УГФ), коалиция «Хлопковая кампания», Ассоциация «Права человека в Центральной Азии», Human Rights Watch (HRW) и ряд других. Правозащитники выезжают на хлопковые поля осенью в период сбора урожая, где фиксируют, в том числе в фото и видео формате, факты использования принудительного труда — как взрослых, так и детей. На основе собранных данных, узбекистанскими и международными правозащитниками готовятся доклады, посвященные использованию принудительного труда в сельском хозяйстве Узбекистана.

Вот лишь некоторые подготовленные правозащитниками материалы, свидетельствующие об использовании принудительного труда на хлопковых полях: доклад «О принудительном детском труде в Узбекистане» (2008 год, ПАУ) [1];  ежегодные мониторинги принудительного труда ПАУ [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12]; доклад «Узбекистан: практика принудительного труда» (2010 год, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» при поддержке Международной федерации прав человека) [13], разделы «Узбекистан» в рамках Всемирных докладов Human Rights Watch за 2009—2016 годы [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21], Хроники принудительного труда за 2009—2015 годы (УГФ) [22], Обзор сбора урожая хлопка 2012 года в Узбекистане (2012 год, УГФ) [23] [24] [25] [26], «Узбекистан. Совместный доклад гражданского общества» (2012 год, УГФ и другие организации) [27], доклад «Принудительный труд в Узбекистане. Доклад о сборе урожая хлопка в 2013 году» (2014 год, УГФ) [28] [29], доклад «Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана» (2016 год, УГФ) [30] [31].

Хотя в течение 1990—2000-х годов Узбекистан ратифицировал ряд конвенций Международной организации труда, в том числе запрещающие принудительный и детский труд Конвенции № 29, 105, 138 и 182 [32], правозащитники в ходе мониторингов и исследований продолжали фиксировать массовое применение принудительного труда взрослого населения страны и повсеместное привлечение детей при сборе урожая хлопка. Каждый год правительство страны принудительно направляет на сбор хлопка более 1 миллиона человек — работников, студентов, а также детей школьного возраста. Собранные правозащитниками факты свидетельствуют о том, что несмотря на заверения правительства страны о недопущении принудительного труда, реальные действия государственных органов и чиновников расходятся с принятыми Узбекистаном международными обязательствами.

Правозащитники свидетельствуют
«Хлопковая индустрия остается одной из основ экономики и внешнеэкономической деятельности страны. Узбекистан — один из главных экспортеров хлопка. Но фермеры разоряются, парк сельскохозяйственной техники исчезает. Вместо нее работают люди — в лучшем случае, за мизерную плату. Собирать хлопок заставляют школьников всех возрастов, учащихся колледжей и лицеев, студентов, учителей, рабочих, провинциальных государственных служащих, медиков, солдат срочной службы, иногда — заключенных», — отмечается в докладе Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», в выпущенном в 2010 году по событиям 2007—2009 годов [33]. 

В материалах правозащитников регулярно сообщается об ужасающих условиях труда, о фактах травматизма и смертей в ходе сборка урожая хлопка. «Уже с 10-летнего возраста детей на два месяца в году отправляют собирать хлопок. Они живут в антисанитарных условиях, болеют, не учатся и каждый день работают от зари до зари бесплатно или за мизерную плату. Многие страдают от голода, переутомления и перегрева. По данным фонда Environmental Justice, во время сбора урожая 2008 года по меньшей мере пять детей умерли», — сообщается в докладе Human Rights Watch [34].

Лидер Правозащитного альянса Узбекистана Елена Урлаева, проводившая мониторинг в период сбора хлопка осенью 2009 года, рассказывала: «В этом году дети, как прежде, участвовали в сборе хлопка. Мы, правозащитники альянса, были наблюдателями, собрали факты использования детского труда. Лично я ездила в Джизакскую область, Пахтакорский район. На полях были довольно маленькие дети, нельзя сказать, что это восьми-, девятиклассники, на вид им было по 12 лет. Я ездила в октябре. Затем — в Ташкентскую область, Ахангаранский район» [35].

«Наблюдала, что на полях работают дети, — рассказывала Елена Урлаева. — К ним не допускали, к полям нельзя было подойти из-за охраны. Мне сказали, что если я подойду к детям, то будут вызваны сотрудники хокимията, милиции. Но потом выбрала такой момент, когда можно было подойти к учащимся Янгиюльского медицинского колледжа. Дети пожаловались, что собирают хлопок уже второй месяц, условия плохие. Например, по ночам холодно, питание скудное, рацион не очень разнообразный. Многие дети болеют, вода в некоторых местах привозная. Дети жаловались, что они устают, так как работают с 8 утра до 6 вечера. В утренние часы бывает очень холодно, были морозные дни, но детей заставляли работать. Они хотят домой к родителям, хотят в нормальные условия, учиться» [36].

В докладе Узбекско-германского форума по правам человека, посвященном сбору урожая 2013 года, отмечается: «В течение многих лет правительство Узбекистана использовало школьников 11—15 лет вместе со старшеклассниками и взрослыми на сборе хлопка. Видимо, в ответ на настойчивую международную критику по поводу использования детского труда, в 2012 году правительство прекратило массовую мобилизацию детей до 16 лет. Вместо этого бремя принудительного труда легло на плечи старших школьников, в том числе 16—17-летних студентов колледжей и лицеев, и взрослых, работающих как в госсекторе, так и в частном бизнесе. Эта же модель привлечения рабочей силы была повторена и в 2013 году, и по данным УГФ, усилилось привлечение частного бизнеса к хлопковой кампании» [37].

Репрессии против тех, кто говорит правду
За свою деятельность правозащитники подвергаются жестокому давлению со стороны властей — арестам, насилию, «карательной психиатрии». Лидер ПАУ, известная правозащитница Елена Урлаева уже много лет защищает права жителей республики и выезжает «на поля», чтобы фиксировать факты использования принудительного труда взрослых и детей. Пять раз, — в 2001, 2002, 2005, 2012 и 2016 годах, — она подвергалась насильственной госпитализации в психиатрические лечебницы, где находилась фактически в заключении и сталкивалась с жестоким обращением со стороны персонала. Она также подвергалась слежке, арестам и задержаниям, получала постоянные оскорбления и угрозы. Во время мониторинга сбора урожая осенью 2015 года Елена Урлаева несколько раз подвергалась аресту с применением физического насилия [38] [39] [40].

Не раз задержаниям и арестам подвергался Уктам Пардаев — правозащитник из города Джизак и член независимой группы по мониторингу сбора хлопка. Во время нахождения под стражей во время следствия в ноябре 2015 — январе 2016 года он подвергался избиениям и пыткам. Затем Прадаева приговорили к трем годам заключения условно, в течение которых он должен жить под постоянным контролем служб безопасности с ограниченной возможностью работы и передвижения [41] [42] [43].

Вынудили покинуть страну Дмитрия Тихонова — журналиста и правозащитника из города Ангрена Ташкентской области, который также занимался проблемой детского и принудительного труда в Узбекистане. Сообщается, что именно благодаря ему стало известно о принудительной отправке врачей, медиков и граждан других профессий в Букинский район Ташкентской области, где реализуется сельскохозяйственный проект, финансируемый Всемирным банком. Ранее Тихонов не раз попадал в поле зрение властей, подвергался арестам, против него фабриковались уголовные дела. В октябре 2015 года в доме Тихонова произошел пожар, обстоятельства которого, как отмечается в докладе Human Rights Watch, указывают на то, что к его организации причастны власти. В результате пожара архив материалов со свидетельствами о принудительном труде был уничтожен. Кроме того, неизвестными лицами были похищены дополнительные материалы из комнаты, которая не пострадала от огня [44] [45] [46] [47].

За последние годы многие правозащитники столкнулись с жестокими репрессиями в ходе фиксирования принудительного труда на хлопковых полях. Как отмечается в докладе Узбекско-германского форума о сборе урожая 2015 года, правительство Узбекистана с особой жестокостью ответило на попытки активистов проводить мониторинг проблем трудовых прав и прав человека, связанных с работой в хлопковых полях. «В 2015 году эти преследования достигли беспрецедентного уровня: правительство использовало произвольные задержания, угрозы, бесчеловечное обращение и другие репрессивные меры, чтобы заставить наблюдателей замолчать и подорвать их возможности проводить исследования и предоставлять информацию МОТ и другим международным организациям», — отмечается в докладе [48].

Данные по сбору хлопка осенью 2015 года
По данным правозащитников из Human Rights Watch, в ходе сбора урожая осенью 2015 года организуемый государством принудительный труд взрослых в хлопковой отрасли остается широко распространенным. «Учителя, врачи, медсестры, госслужащие и работники частного сектора были вынуждены собирать хлопок под угрозой увольнения с работы или потери заработной платы, пенсий или социальных пособий, — сообщается в докладе HRW. — Погибли как минимум шесть человек, по данным независимых наблюдателей, в 2015 году в результате опасных условий труда во время сбора хлопка» [49]. О широком использовании принудительного труда также свидетельствуют данные доклада Узбекско-германского форума, выпущенного в 2016 году, и ежегодного мониторинга Правозащитного альянса Узбекистана.

При этом, в докладе УГФ отмечается, что хотя в 2015 году применение детского труда не наблюдалось систематически или массово, его использование оставалось неизменной чертой уборки хлопка в Узбекистане [50]. О применении детского труда сообщают и в Правозащитном альянсе Узбекистана. «Учеников и учителей принуждают собирать хлопок директора школ, а директорам школ приказывает хоким (глава администрации) Хазараспского района, который установил план сдачи хлопка с каждой школы каждый день — полторы тонны, — рассказывает лидер ПАУ Елена Урлаева. — В каждой школе висят объявления на узбекском языке о выходе на сбор хлопка в воскресенье учителей и учеников» [51].

В докладе Human Rights Watch указывается, что в результате десятилетнего международного давления, в 2015 году власти Узбекистана, в отличие от 2014 года, не мобилизовали на сбор хлопка детей, однако при этом увеличили число мобилизованных взрослых. «В нескольких регионах власти все же заставили детей собирать хлопок в конце сбора урожая», — подчеркивается в докладе [52].

Вместе с тем, как отмечают правозащитники, для правительства Узбекистана многое поставлено на карту. По имеющимся данным, Всемирный банк инвестировал более 500 миллионов долларов США в сельскохозяйственный сектор страны. Однако в результате активных действий правозащитников и придания гласности фактов использования принудительного и детского труда, Всемирный банк добавил в условия предоставления кредита положение о приостановлении кредита и его возвращении в случае обнаружения во время уборки урожая применения принудительного или детского труда [53].

Позиция международных институтов
В ноябре 2015 года были опубликованы результаты совместного мониторинга, который в сентябре — октябре провели эксперты Всемирного банка и Международной организации труда. В официальном отчете по результатам мониторинга указывается, что и ВБ, и МОТ серьезно обеспокоены риском использования принудительного труда, связанного с организованным привлечением взрослых для уборки хлопка. Хотя и отмечается, что во время сезона уборки хлопка 2015 года не было выявлено однозначных свидетельств того, что бенефициары проектов, которые поддерживает Всемирный банк, использовали детский или принудительный труд [54] [55].

В свою очередь, эксперты Узбекско-германского форума в своем докладе сообщают: «Весь сезон уборки хлопка был пронизан атмосферой страха, что облегчало властям насильственную мобилизацию трудящихся. Почти все, с кем мы разговаривали во время этого сезона, отметили, что им либо напрямую угрожали, либо они ощущали потенциальную угрозу того, что если они откажутся убирать хлопок — они в первую очередь потеряют работу. Атмосфера страха не позволяла людям использовать горячую линию для подачи жалоб, организованную Министерством труда и профсоюзной федерацией, контролируемой государством, а также открыто сообщать о проблемах группам наблюдателей со стороны МОТ, которые состояли из одного иностранного представителя и пяти чиновников из государственных или контролируемых государством организаций» [56].

Стоит сказать, что и в самом докладе ВБ и МОТ говорится о сложностях в получении достоверной информации во время проведения мониторинга и интервьюирования людей, занятых при сборе урожая хлопка. Эксперты сообщали, что получить ответы иногда было довольно трудно, а «респонденты были осмотрительны во время общения с официально выглядящими группами мониторов». В докладе также отмечается: «По опыту МОТ, нет ничего удивительного, что в таких интервью почти никто не будет прямо признаваться в том, что был принужден к труду или заставлял кого-то работать. Респонденты с большей готовностью выражали желание рассказать о том, что они знали о других людях, которые сообщали им, что собирали хлопок против своей воли, чем были готовы признать, что сами находились в такой ситуации» [57].

В марте 2016 года представители международной коалиции «Хлопковая кампания» встретились с пресс-секретарем Всемирного банка и передали ему петицию на имя президента ВБ Джима Ен Кима, которую подписали свыше 140 тысяч человек из разных стран мира. В петиции содержался призыв к банку приостановить кредитование сельскохозяйственного сектора Узбекистана до тех пор, пока правительство страны не откажется от системы принудительного труда в хлопковой отрасли [58].

Когда в июне 2016 года Всемирный банк утвердил новую «Концепцию партнерства с Узбекистаном на 2016—2020 годы», руководитель УГФ Умида Ниязова направила обращение в адрес ВБ. В письме содержались ряд вопросов о том, какие меры могут быть предприняты банком в случае обнаружения фактов использования Узбекистаном принудительного труда, чтобы понять, каких изменений можно ожидать от новой программы. Однако в ответе главы Представительства ВБ в Узбекистане Джунгхуна Чо лишь в общем выражалась озабоченность по поводу «рисков принудительного труда в хлопковом секторе Узбекистана» и «предполагаемого преследования независимых наблюдателей» [59].

Официальная позиция профсоюзов Узбекистана по принудительному труду
На протяжении многих лет Федерация профсоюзов Узбекистана (ФПУз), — единственное действующее и находящееся под полным контролем государственных органов объединение профсоюзов в стране, — публично игнорирует проблему принудительного труда детей и взрослых на хлопковых полях. На проходившем в апреле 2013 года заседании рабочей группы Универсального периодического обзора Совета ООН по правам человека председатель ФПУз Танзила Нарбаева заявила: «В ходе мониторинга хлопковых полей в 2012 году профсоюзами страны не было зафиксировано ни одного случая использования труда детей на хлопковых полях» [60].

В дальнейшем, во время дискуссии на заседании Комитета Международной конференции труда (МКТ) по применению стандартов в июне 2013 года, представители ФПУз также утверждали, что при сборе урожая хлопка 2012 года «не имели место использование детского труда либо пропуски детьми школьных занятий» [61]. Эти заявления звучали в то же время, когда были опубликованы собранные узбекистанскими и международными правозащитниками очевидные доказательства использования на хлопковых полях как взрослых, так и детей.

Также стоит сказать, в материалах Комитета экспертов МОТ по применению конвенций и рекомендаций 2011 года, среди прочего, отмечалось существование «широкого консенсуса учреждений ООН, представительных организаций работников и работодателей, а также неправительственных организаций относительно продолжающейся практики мобилизации школьников на работы по сбору урожая хлопка» [62]. В материалах Комитета экспертов 2012 года указывалось на «позиции, высказанные многими учреждениями ООН и социальными партнерами о том, что наихудшие формы детского труда остаются серьезной проблемой для страны» [63].

В период сбора урожая 2015 года ФПУз не ответила на более чем 40 жалоб, поступивших от Узбекско-германского форума. Эти жалобы были получены УГФ от работников, которые сообщали правозащитникам о том, что они были принудительно направлены на работы по сбору урожая хлопка. В дальнейшем правозащитники направили полученные материалы на горячую линию, организованную ФПУз совместно с Министерством труда [64].

Когда правительство насильно мобилизовало тысячи учителей и медработников на сбор хлопка, независимые наблюдатели обратились к руководителю Уртачирчкинского районного профсоюза работников здравоохранения. Однако тот заявил правозащитникам, что ни он, ни его профсоюз «не имеют возможностей для защиты медицинских работников от принудительного труда» [65].

Участие ФПУз в принудительной мобилизации на хлопковые поля
По имеющимся данным, Федерация профсоюзов Узбекистана и входящие в нее профсоюзные организации активно вовлечены в принудительную мобилизацию граждан страны на сбор хлопка и отказывает им в защите трудовых прав. В ноябре 2012 и феврале 2013 года работники General Motors Uzbekistan сообщали правозащитникам, что профсоюзная организация предприятия сотрудничала с работодателем по принудительному направлению работников на хлопковые поля под угрозой их увольнения [66].

По имеющимся сведениям, в одной из школ представительница профсоюза учителей собирала у педагогов деньги, которые передавала директору школы в качестве откупа от обязанности собирать хлопок [67]. Такой откуп от принудительного труда на хлопковых полях является распространенным явлением в Узбекистане. «Функционеры профсоюзов, конечно же, знают о том, что учителей принудительно направляют на сбор хлопка безо всякой оплаты», — рассказывает педагог одной из школ [68].

В 2015 году члены профсоюзного комитета Узбекистанского металлургического комбината, расположенного в Бекабаде (Ташкентская область), были указаны в распоряжении директора комбината среди ответственных за выполнение плана по мобилизации работников на сбор хлопка. В частности, на председателя профкома возлагались обязанности заместителя главы штаба, ответственного за мобилизацию работников. Также на профком возлагалась обязанность по организации отдыха занятых на хлопковых полях работников [69].

Также имеются сведения, что функционеры профсоюзов ФПУз заставляют работников под угрозой увольнения подписывать заявления о добровольном согласии участвовать в сборе хлопка. В частности, работник одной из государственных организаций в Андижане сообщил, что председатель профсоюзной организации заставлял каждого подписывать такое заявление. «Если ты не подписываешь его, то по окончании сезона по сбору хлопка работодатель найдет повод, чтобы тебя уволить», — сообщает работник. Он также подчеркивает: «Каждый работник боится за свое место» [70].

Урожай хлопка — 2016
В начале сентября в Узбекистане стартовал новый сезон сбора урожая хлопка. Первых обобщенных правозащитных докладов следует ожидать к концу 2016 — началу 2017 года. Однако уже сейчас появляются первые свидетельства использования принудительного труда на хлопковых полях. По данным Правозащитного альянса Узбекистана, учреждения здравоохранения Алмазарского района Ташкента подготовили список медиков в количестве 70 человек для их вывоза на сбор хлопка на несколько дней [71].

Кроме того, правозащитники Альянса сообщают, что медицинских работников насильно заставляют сдавать деньги на оплату труда работников на хлопковых полях. На это лидеру ПАУ Елене Урлаевой пожаловались медики одной из поликлиник Мирзоулугбекского района Ташкента. Сообщается, что главный врач санитарно-эпидемиологических станций того же столичного района, угрожая увольнением, требует деньги со всех сотрудников СЭС — также на оплату труда хлопковых работников. Обо всех этих фактах Елена Урлаева сообщила в государственные органы, а также в Федерацию профсоюзов Узбекистана [72].

Действующая в Узбекистане система принудительного труда является ярким примером нарушения базовых социальных и трудовых прав граждан республики. Только независимое, возникшее снизу профсоюзное движение страны совместно с правозащитниками может положить конец существованию этой вопиющей и унижающей человеческое достоинство системы. Только при участии профсоюзов и правозащитных организаций, — как неотъемлемой части справедливого и демократического общества, — может быть выстроена система действенных национальных механизмов, обеспечивающих социально-трудовые права граждан и не допускающих возникновения таких явлений, как принудительный и детский труд.

Однако любые попытки создания независимых профсоюзов вне системы ФПУз встречают жестокое противодействие властей. В отношении профсоюзных лидеров фабрикуют уголовные дела, их приговаривают к длительным тюремным срокам. Так произошо с Фахриддином Тиллаевым и Нуриддином Джуманиязовым, которые в марте 2014 года были приговорены к восьми годам заключения [73].

Системе принудительного труда, системе репрессий против граждан своей страны, правозащитников и независимых профсоюзных лидеров может противостоять только международная рабочая и профсоюзная солидарность. Профсоюзы по всему миру должны выступить против действий властей Узбекистана в социально-трудовой сфере и не позволить этим практикам стать примером для снижения социальных стандартов в других странах Восточной Европы и Центральной Азии.

Примечания:
[1] Принудительный детский труд в Узбекистане, — конференция правозащитников в Ташкенте (обзор). — Пресс-центр общественного движения «Правозащитный альянс Узбекистана», 14 марта 2008 года. — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1205719380
[2] Дети-рабы на хлопковых полях Узбекистана. — Radio France Internationale, 7 декабря 2009 года. — http://www1.rfi.fr/acturu/articles/120/article_4865.asp
[3] Узбекистан: Правозащитницу Урлаеву выпустили на свободу, но флеш-карту с фотографиями не вернули (фото). — Fergana News, 19 октября 2011 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=17483
[4] Узбекистан: на сборе хлопка дети спят на полу, 15 человек сбежали из «казарм». — «Биржевой лидер», 22 сентяря 2013 года. — http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-sng/uzbekistan/entry1008180199.html
[5] В Узбекистане к сбору хлопка привлекают подростков и нарушителей ПДД. — News Asia, 23 сентября 2013 года. — http://www.news-asia.ru/view/5288
[6] Несмотря на заверения властей Узбекистана, учащихся колледжей отправили «на хлопок». — «Биржевой лидер», 27 сентяря 2013 года. — http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-sng/uzbekistan/entry1008180932.html
[7] Всю осень в Узбекистане ученики не ходят на уроки, так как преподаватели находятся на полях. — Kant.kg, 12 ноября 2014 года. — http://kant.kg/2014-11-12/vsyu-osen-v-uzbekistane-ucheniki-ne-hodyat-na-uroki-tak-kak-prepodavateli-nahodyatsya-na-polyah/
[8] Елена Урлаева: «Иногда я бью милиционеров по рукам». — AsiaTerra, 5 декабря 2014 года. — http://www.asiaterra.info/intervyu/elena-urlaeva-inogda-ya-byu-militsionerov-po-rukam
[9] Узбекистан: Правозащитники снова заявляют, что при сборе хлопка используется принудительный детский труд (фото). — Fergana News, 1 октября 2015 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=23956
[10] Узбекистан: Правозащитники продолжают мониторинг принудительного труда на хлопковых полях (фото). — Fergana News, 8 октября 2015 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=23980.  
[11] Узбекская журналистка Малохат Эшанкулова: «По жизни надо идти только прямо». — Fergana News, 15 октября 2015 года. — http://www.fergananews.com/article.php?id=8731
[12] Узбекистан: Наблюдающие за процессом сбора хлопка подвергаются запугиваниям. — Eurasianet, 16 октября 2015 года. — http://russian.eurasianet.org/node/62561
[13] Узбекистан: практика принудительного труда. — Ассоциация «Права человека в Ценральной Азии», февраль 2010 года. — http://www2.ohchr.org/English/bodies/hrc/docs/ngos/AHRCA_Uzbekistan_98_ru.pdf
[14] Всемирный доклад 2009: Узбекистан. События 2008. — Human Rights Watch, 2009 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2009/country-chapters/258902
[15] Всемирный доклад 2010: Узбекистан. События 2009. — Human Rights Watch, 2010 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2010/country-chapters/259043
[16] Всемирный доклад 2011: Узбекистан. События 2010. — Human Rights Watch, 2011 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2011/country-chapters/259480
[17] Всемирный доклад 2012: Узбекистан. События в 2011. — Human Rights Watch, 2012 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2012/country-chapters/259735
[18] Всемирный доклад 2013: Узбекистан. События в 2012. — Human Rights Watch, 2013 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2013/country-chapters/259880
[19] Всемирный доклад 2014: Узбекистан. События в 2013. — Human Rights Watch, 2014 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2014/country-chapters/260174
[20] Всемирный доклад 2015: Узбекистан. События в 2014. — Human Rights Watch, 2015 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2015/country-chapters/268100
[21] Всемирный доклад 2016: Узбекистан. События 2015. — Human Rights Watch, 2016 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2016/country-chapters/285943
[22] Cotton Chronicles. Chronicle of Forced Labour 2009—2015. — Uzbek-German Forum for Human Rights. — http://uzbekgermanforum.org/category/cotton-chronicle/
[23] Обзор сбора урожая хлопка 2012 года в Узбекистане. — Узбекско-германский форум по правам человека, Хлопковая кампания, декабрь 2012 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2013/01/Review-of-the-2012-harvest-rus.pdf
[24] Review of the 2012 Cotton Harvest in Uzbekistan. — Uzbek-German Forum for Human Rights, Cotton Campaign, December 2012. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2012/12/Review2012_CottonHarvestUzbekistan.pdf
[25] Uzbekistan 2012 Cotton Harvest: Continued State-Sponsored Forced Labor of Children and Adults. — Fergana News, 24/12/2012. — http://enews.fergananews.com/articles/2805
[26] Узбекистан: неутешительные итоги хлопковой кампании-2012. — Fergana News, 14 января 2013 года. — http://www.fergananews.com/article.php?id=7594
[27] Узбекистан. Совместный доклад гражданского общества, предоставленный для Универсального периодического обзора. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2013/03/NGO_coalition-joint_UPR_submission-Uzbekistan-May_2013_rus2-2.pdf
[28] Forced labor in Uzbekistan. Report on the 2013 cotton harvest. — Uzbek-German Forum for Human Rights, May 2014. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2014/06/Forced-Labor-in-Uzbekistan-Report-2013.pdf
[29] Узбекско-германский форум выпустил доклад о хлопковой кампании 2013. — Fergana News, 9 июня 2014 года. — http://www.fergananews.com/articles/8164
[30] Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана. — Узбекско-германский форум по правам человека, март 2016 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2016/05/Prikrytie_Otchet_RU.pdf
[31] Узбекско-германский форум по правам человека опубликовал доклад о мониторинге в Узбекистане хлопковой кампании-2015. — Fergana News, 4 мая 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=24728
[32] Конвенции № 29 о принудительном или обязательном труде (1930 года) и № 105 об упразднении принудительного труда (1957 года) были ратифицированы 30 августа 1997 года. Конвенции № 138 о минимальном возрасте для приема на работу (1973 года) и № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда (1999 года) были ратифицированы соответственно 4 и 8 апреля 2008 года. — См.: Перечень конвенций МОТ, ратифицированных Республикой Узбекистан. — Федерация профсоюзов Узбекистана. — https://kasaba.uz/ru/mezhdunarodnaya-organizatsiya-truda/
[33] Узбекистан: практика принудительного труда. — Ассоциация «Права человека в Центральной Азии», февраль 2010 года. — http://www2.ohchr.org/English/bodies/hrc/docs/ngos/AHRCA_Uzbekistan_98_ru.pdf
[34] Всемирный доклад 2009: Узбекистан. События 2008. — Human Rights Watch, 2009 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2009/country-chapters/258902
[35] Дети-рабы на хлопковых полях Узбекистана. — Radio France Internationale, 7 декабря 2009 года. — http://www1.rfi.fr/acturu/articles/120/article_4865.asp
[36] Дети-рабы на хлопковых полях Узбекистана. — Radio France Internationale, 7 декабря 2009 года. — http://www1.rfi.fr/acturu/articles/120/article_4865.asp
[37] Узбекско-германский форум выпустил доклад о хлопковой кампании 2013. — Fergana News, 9 июня 2014 года. — http://www.fergananews.com/articles/8164
[38] Узбекистан: Правозащитница Елена Урлаева — под «медицинским арестом». Кто же поедет на хлопок? — Fergana News, 17 мая 2016 года. — http://www.fergananews.com/articles/8972
[39] Узбекские правозащитники стали лауреатами премии Labor Rights Defenders Awards. — Fergana News, 2 марта 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=24512
[40] Правительство Узбекистана насильно содержало правозащитницу Елену Урлаеву в поликлинике более месяца. — Центр защиты профсоюзных прав, 10 июня 2016 года. — http://unionrights.ru/ru/novosti/pravitelstvo-uzbekistana-nasilno-soderzhalo-pravozashchitnitsu
[41] Узбекистан: Уктам Пардаев — очередной правозащитник, нуждающийся в защите. — Fergana News, 23 ноября 2015 года. — http://www.fergananews.com/article.php?id=8776
[42] Узбекские правозащитники стали лауреатами премии Labor Rights Defenders Awards. — Fergana News, 2 марта 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=24512
[43] Темная сторона «белого золота». — Центр защиты профсоюзных прав, 14 мая 2016 года. — http://unionrights.ru/ru/analitika/temnaya-storona-belogo-zolota
[44] Узбекистан: Правозащитник Дмитрий Тихонов покинул страну из-за преследования властей. — Fergana News, 15 февраля 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=24448
[45] Дмитрий Тихонов: «Они вынудили меня уехать из страны». — Fergana News, 19 февраля 2016 года. — http://www.fergananews.com/article.php?id=8886
[46] Узбекские правозащитники стали лауреатами премии Labor Rights Defenders Awards. — Fergana News, 2 марта 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=24512
[47] Всемирный доклад 2016: Узбекистан. События 2015. — Human Rights Watch, 2016 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2016/country-chapters/285943
[48] Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана. — Узбекско-германский форум по правам человека, март 2016 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2016/05/Prikrytie_Otchet_RU.pdf
[49] Всемирный доклад 2016: Узбекистан. События 2015. — Human Rights Watch, 2016 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2016/country-chapters/285943
[50] Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана. — Узбекско-германский форум по правам человека, март 2016 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2016/05/Prikrytie_Otchet_RU.pdf
[51] Узбекистан: Правозащитники снова заявляют, что при сборе хлопка используется принудительный детский труд (фото). — Fergana News, 1 октября 2015 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=23956
[52] Всемирный доклад 2016: Узбекистан. События 2015. — Human Rights Watch, 2016 год. — https://www.hrw.org/ru/world-report/2016/country-chapters/285943
[53] Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана. — Узбекско-германский форум по правам человека, март 2016 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2016/05/Prikrytie_Otchet_RU.pdf
[54] Third Party Monitoring of the use of child labour and forced labour during the Uzbekistan 2015 Cotton Harvest. — An assessment submitted to the World Bank by the International Labour Office, November 2015. — http://www.fergananews.com/archive/2015/uzbekwb2015.pdf
[55] Всемирный банк сообщает о прогрессе в деле преобразования сельского хозяйства и практики применения трудовых ресурсов в Узбекистане. — Всемирный банк, 20 ноября 2015 года. — http://www.worldbank.org/ru/news/press-release/2015/11/20/world-bank-reports-on-progress-in-transforming-agriculture-and-labor-practices-in-uzbekistan
[56] Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана. — Узбекско-германский форум по правам человека, март 2016 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2016/05/Prikrytie_Otchet_RU.pdf
[57] Third Party Monitoring of the use of child labour and forced labour during the Uzbekistan 2015 Cotton Harvest. — An assessment submitted to the World Bank by the International Labour Office, November 2015. — http://www.fergananews.com/archive/2015/uzbekwb2015.pdf
[58] Cotton Campaign передала Всемирному банку петицию о принудительном труде в Узбекистане. — Fergana News, 11 марта 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=24535
[59] Как Всемирный банк ответил на вопросы правозащитников об Узбекистане. — Fergana News, 22 июля 2016 года. — http://www.fergananews.com/articles/9035
[60] Uzbekistan Review — 16th Session of Universal Periodic Review. — UN Human Rights Counsil, 24 April 2013.
[61] Conference Committee on the Application of Standards, Worst Forms of Child Labour Convention, 1999 (No. 182) Uzbekistan (ratification: 2008). — ILO, 2013.
[62] Committee of Experts on the Application of Conventions and Recommendations: Individual Observation concerning the Worst Forms of Child Labour Convention, 1999 (No. 182), Uzbekistan. — ILO, 2011.
[63] Committee of Experts on the Application of Conventions and Recommendations: Individual Observation concerning the Worst Forms of Child Labour Convention, 1999 (No. 182), Uzbekistan. — ILO, 2012.
[64] Прикрытие. Попытки обелить «белое золото» Узбекистана. — Узбекско-германский форум по правам человека, март 2016 года. — http://uzbekgermanforum.org/wp-content/uploads/2016/05/Prikrytie_Otchet_RU.pdf
[65] Interview with the chairman of the Urta-Chirchik medical workers’ union. — UGF Tashkent region monitor’s report, May 2015.
[66] Personal interviews of employees of GM Uzbekistan. — Uzbek-German Forum for Human Rights, November 2012 and February 2013.
[67] Letter from a teacher (region withheld) to UGF. — May, 2016.
[68] Letter from a teacher to UGF. — May, 2016.
[69] Order No. 764 of the director of the Joint Venture “Uzmetkombinat.” — September, 2015. — http://harvestreport2015.uzbekgermanforum.org/pdf/Private-Companies/2015.09.07_Uzmetkombinat-Bekabad-Oder.pdf
[70] UGF interview with government employee and union member. — Andijan region, October 2015.
[71] В Узбекистане у медиков вымогают деньги на оплату хлопкоробам. — Fergana News, 22 августа 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=25192
[72] В Узбекистане у медиков вымогают деньги на оплату хлопкоробам. — Fergana News, 22 августа 2016 года. — http://www.fergananews.com/news.php?id=25192
[73] HRW: Среди политической элиты Узбекистана идет борьба немыслимой степени. — Радио Азаттык, 30 января 2015 года. — http://rus.azattyk.org/a/26821129.html

Назад к списку статей