Масштаб:      

Кто такие «Люди в фастфуде»?

17.11.2016
Кто такие «Люди в фастфуде»?
Аналитическая статья об индустрии быстрого питания профсоюза «Новопроф».

31 января 1990 года в России, на Пушкинской площади в Москве был открыт первый ресторан «Макдональдс». Это было рождение в стране нового сектора экономики – индустрии быстрого питания, «фастфуда».

Уже более двадцати шести лет этот сектор интенсивно растет, захватывая все новые уголки страны. Растет количество: увеличивается список брендов, франшиз, сетей и заведений. Растет ассортимент, появляется все больше новых видов продукции: от бургеров до блинов и шаурмы, «быстрое питание» осваивает национальные кухни разных стран, внедряются современные концепции, такие как замороженный йогурт или «джус-бары». Разрастется территория: если еще 10 лет назад рестораны быстрого питания встречались в основном в крупных городах, то сейчас в любом районном центре, а порой и более мелком населенном пункте присутствует если не транснациональная сеть, то как минимум мелкая компания регионального значения.

Рост сектора означал взрывное увеличение числа работников, занятых в нем. К сожалению, крайне трудно даже предположить, сколько их. Исследования рынков, проводимые маркетологами, не включают таких тем как число работающих, условия занятости, трудовые отношения в целом. И это не удивительно. Повальное распространение получили здесь различные формы трехсторонних трудовых отношений, будь то аутстафинг, заемный труд, договора «предоставления услуг», или многие другие, позволяющие эксплуатировать работников с максимальной выгодой для хозяев ресторанных сетей. Кроме того, в «фастфуде» сплошь и рядом применяются схемы «черных» заработных плат, найм без заключения каких бы то ни было договоров. Об этом говорят сами сотрудники ресторанов… Но хотя доподлинно посчитать количество работников ресторанных сетей невозможно, очевидно одно: их сотни тысяч по всей стране.

Надо понимать, что работники «фастфуда» – это не армия студентов или тех, кто устроился на временную подработку. Здесь трудятся по три, пять, семь, а то и пятнадцать лет люди разных возрастов и разного пола. Расхожий миф о том, что в «фастфуде» только «подрабатывают», выгоден тем, кто не хочет признания этих рабочих мест как настоящих, постоянных, реальных рабочих мест, поскольку это автоматически поставит вопрос об условиях труда, заработной плате и трудовых договорах. В ресторанах и в мелких точках «фастфуда» полные рабочие смены, переработки, жесткие правила трудового распорядка, требования медицинских книжек и прочие условия для полной занятости, а не для подработки. Заработок, получаемый людьми на рабочих местах в секторе быстрого питания – это тот самый доход, на который они должны обеспечивать себя и свои семьи, и не месяц-другой, а годы.

Итак, огромный сектор экономики, где заняты сотни тысяч работников (оценки расходятся от миллиона до более двух), непрерывно растущий на протяжении более чем 26 лет имеет при этом одни из самых низких стандартов занятости, охраны труда и заработной платы.

Не смотря на все это работники «фастфуда» практически не объединены в профсоюзы. Это происходит отчасти из-за раздробленности трудовых коллективов, «серых» схем занятости и оплаты труда, страха и зависимости, которыми характеризуются трудовые отношения в секторе. Люди уязвимы и крайне зависимы от «доброй воли» работодателя. Иногда вообще невозможно понять, где именно трудоустроен человек, выполняющий работу в ресторане, и трудоустроен ли он официально вообще. Поэтому организация и объединение работников «фастфуда» требует как изменения профсоюзных структур, так и форм защиты работников, непривычных для российских профсоюзов, которые используют преимущественно юридические методы.

«Фастфуд» требует проактивного подхода, который подразумевает более долгосрочное планирование, более разнообразные формы борьбы за права и интересы работников. Но и это еще не самое сложное. Сложнее всего почти полное отсутствие возможности менять ситуацию в отдельно взятых точках, а это значит, что изменений нужно добиваться сразу во всем секторе. Такой подход требует массы усилий и времени, но именно он является наиболее эффективным и, вероятно, единственно возможным в условиях, навязанных работодателями в этом секторе экономики.

Начинать изменения в секторе «быстрого питания» необходимо с базовых вещей, а именно с борьбы за достойную заработную плату и прямую устойчивую занятость.

«Новопроф» – единственный на сегодня профсоюз, который начал работу в секторе общественного питания, и единственная организация, нацеленная на изменение условий найма и оплаты труда в секторе.

В апреле 2016 года «Новопроф» начал кампанию «Люди в фастфуде». Она изначально была нацелена на информационную поддержку работников «фастфуда», но переросла в желание и действия по изменению в секторе в целом.

Чего мы требуем в рамках кампании?

Во-первых, зарплата не должна быть ниже 300 рублей в час (по состоянию уровня потребительских цен на 2016 год). Почему? Эта цифра соответствует уровню необходимого минимального дохода для проживания человека в Москве. Сейчас работники «быстрого питания» получают лишь около 100 рублей в час. При этом не секрет, что в ресторанах сотрудники часто идут на разные манипуляции, чтобы получить чуть больше, чем прописано в договоре. Это значит, что люди вынуждены выкручиваться, чтобы прокормить себя и своих детей, находиться в постоянном стрессе, «на крючке» у работодателя. Причина – нищенская зарплата. Разве это нормально? Разве это честно? 300 рублей в час позволяют обеспечить минимальные жизненные потребности, но это отнюдь не фантастическая зарплата. Это должно быть минимумом, а не потолком.

Во-вторых, зарплата должна быть «белой». Люди не должны зависеть от настроения работодателя или отдельного менеджера, от его желания заплатить или не заплатить зарплату в «конверте». Они не должны выполнять все, что им скажут, независимо от того есть ли это в их должностных инструкциях, боясь потерять «черную» часть зарплаты, которая иногда куда больше официальной. Люди не должны терпеть задержки зарплат, боясь в случае увольнения или обращения в трудовую инспекцию потерять те деньги, которые им обещаны, но не прописаны в договоре. Кроме того, «черная» зарплата сокращает суммы налогов и сборов, которые обязан платить работодатель, и от которых зависит пенсионное обеспечение, больничные, отпускные, пособия по беременности и родам и прочее.

В-третьих, трудовой договор должен быть с реальным работодателем. Что это значит? Это значит, что он должен быть заключен с тем юридическим лицом, которому принадлежат рестораны или кафе, и ни в коем случае ни с каким бы то ни было агентством, посредником и так далее. Трехсторонние схемы трудовых отношений и формы неустойчивой занятости (аутстафинг, заемный труд, гражданско-правовые договора, договора на предоставление услуг и прочие) будут приводить только к нарастанию манипуляций с зарплатами, условиями труда, рабочим временем, к сокрытию несчастных случаев, уходу от уплаты налогов и т. д.

Все три этих условия должны распространяться на всех работников, то есть не только на людей, живущих в своем городе и работающих в «фастфуде», но и на приезжих. Всего этого можно добиться вместе! Только организовавшиеся работники сектора смогут достигнуть успеха кампании, равноправия и справедливости!

Профсоюз «Новопроф» продолжит вести кампанию «Люди в фастфуде» и призывает всех работников сектора, кому не безразлична своя жизнь, будущее своих детей, и для кого имеют смысл такие слова как справедливость, равноправие и достойная жизнь, присоединяться к нам.

Новости кампании вы можете узнать в социальных сетях:
https://ok.ru/group/53984963002606
https://vk.com/fastfoodworkers
https://www.facebook.com/fastfoodwokrers/

Источник: «Новопроф»
Назад к списку статей